Про преступность, опасность и старые привычки

arrest

Мы же переезжаем через неделю, так что пишу я своему интернет провайдеру письмо: «бла-бла-бла, еду на новый дом, хочу, чтобы там был интернет с котиками, как здесь». Те очень оперативно реагируют: «Наш самый важный клиент, всё тебе будет, но на новом адресе нет DSL. Кабель устроит?». Конечно, всё меня устроит. Мы договариваемся, что я отправлю им старый модем, как мне будет удобно, а они пришлют мне новый, как только, так сразу, и мы кладём трубки лучшими друзьями.

И вот пару дней назад приходит мне письмо от экспресс-доставки, что в течение нескольких часов привезут модем. На новый адрес. А я живу на старом. И пока я паникую в службу поддержки, халявное железо приезжает к внезапно счастливым, но очень чужим людям. Делать нечего, придётся идти знакомиться с будущими бывшими жильцами моего будущего нового дома.

Приезжаю по адресу. Дверь открывает девочка лет тринадцати, и я, щеголяя ломаным английским и перебитым носом, начинаю её убеждать, что посылкой стоит поделиться. Она воспринимает это спокойно и предлагает оставить телефон, чтобы перезвонить, как только вернутся родители и расскажут, где эта злосчастная посылка. Не успеваю я отъехать и на километр, как она перезванивает и говорит, что родители будут нескоро, но они сказали, где добро, так что едь, забирай.

И тут я подумал — до чего же непуганая страна. Ведь как нас в детстве учили: незнакомцам дверь не открывать. Если какой-то контакт случился — делать вид, что родители рядом, например в туалете, «разговаривать» с ними через дверь, а чужаков просить зайти попозже. В общем, stranger — danger. А тут — приезжай. Взрослых нет, но я знаю, где добро лежит. Странные какие-то.

Но если покопаться в остальных наблюдениях, то действительно, Канада — непуганая страна. Можно начать с того, что входные двери в дома — сплошное недоразумение. Можно их закрывать, можно не закрывать (закрываю, кажется, только я), но всерьёз эти двери никого не задержат. Да и зачем они, если всегда есть стеклянная дверь в задний дворик, которая постоянно открыта.

В машинах запросто оставляют открытыми окна и всякие полезные вещи на виду. Действо настолько заразное, что я стал оставлять телефон с плейером прямо на подлокотнике на парковке магазина.

Кто-то при мне шутил, что люди даже забывают гараж закрыть (не на замок, а вообще), и эта шутка очень казалась похожей на шутку до тех пор, пока я не забыл закрыть свой. Велосипеды, ценнейшая лопата — уноси, что хочешь. Приехал, даже проверять не стал. Ну кто туда полезет, кроме енотов?

А спинно-мозговые рефлексы к такой перемене среды всё-таки до конца не привыкли и временами выискивают что-то, похожее на опасность. Везу как-то сына на плечах из магазина домой. Стемнело. Чтобы быстрее, мы пошли полу-подворотней, мимо местной общаги, через проём в заборе. И тут я замечаю, что к той же дыре в заборе идут два темнокожих паренька. В худи, с капюшонами — всё как положено. И, заметив меня, замедляются так, что возле забора мы по-любому встретимся. Ну, думаю, будут бить. А с сыном на плечах особо и не помахаешься. И назад уже никак. Подхожу к ним. Тот, что более высокий:

— Дядь, вам помочь?

— Ну помогай.

Он приподнимает цепочку забора, чтобы мне было удобнее пролазить (спиногрыз-то на плечах), я говорю «спасибо», и мы идём дальше своими путями. Да-а-а. Если бы убежал, было бы как минимум неудобно.

Или вот едем мы на своей тойоте, а за нами пристраивается полицейская машина. И сколько мы через город едем, столько она едет за нами. Я вспотел всё, что только можно, несмотря на кондиционер. «Тааак, а с какой скоростью тут можно ехать?». «Блин, пропустил какой-то знак! Что там было?». «А-а-а-а-а-а-а!!!».  Мой опыт взаимодействия со стражами закона редко бывал позитивным.

А на самом деле местная полиция — просто пони. Если нужно застрелить — застрелят, но в остальное время — исключительно позитивные и дружелюбные создания. Не далее, чем вчера я наблюдал регулировщика, который разруливал пробку стреляя из пальцев а-ля Клинт Иствуд. Заметив, что я на него таращусь, заулыбался в свои тридцать три канадских зуба и продолжил отстреливать машины. Да и вообще, в нашем районе Канады, если кого-то нужно о чём-то спросить, и рядом есть полиция — проще всего спросить их.

Правда, как говорил Зигмунд Яковлевич, если вас вылечили от паранойи, то это совсем не значит, что за вами теперь никто не следит. Если у полиции есть к кому-то вопросы, а официального повода пока нет, то они могут сидеть на хвосте до первого косяка, а там уже будут разговаривать. Может за мной ехали случайно, может нет. Визуально это бы не отличалось.

Да и преступность какая-никакая есть. Мне пока ничего не попадалось, но в местной газете то про вскрытый дом напишут, то об очередной стайке пьяных водителей. Почти как на родине. Только намного, намного реже.

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *