Гриппозное безумие и бесплатная канадская стрижка

Лысая голова

При всей злополучности моей поездки в Беларусь, в последнюю ночь перед возвращением в Канаду я смотрел в потолок и думал: вот если бы завтра Батька отменил Канаду (каким-нибудь указом номер восемь, он может), я бы совсем не растерялся. Нашёл бы себе работу в Минске, купил бы и поставил на учёт машину (ещё помню как), настроил быт. В общем, влился бы назад в размеренную белорусскую жизнь и не споткнулся бы. Как будто бы и не было Канады. И это дико странно, потому что, хотя я и скучаю по Беларуси, назад — не то, чтобы сильно стремлюсь. А тут два с половиной года Канады как будто бы начисто вытерло из памяти. Может, зайду назад в суверенную Канадию, и отпустит?

Не отпустило. Поток мыслей на севере капитализма приобрёл ярко выраженный упаднический оттенок:

— Боже, что я здесь делаю? Зачем я сюда попал? Как? Это же не мои люди, не мои запахи, не моя земля. Зачем всё это?!!

Хм. Наверное, грипп всё ещё не выветрился. Безумствует. Ничего, отосплюсь, утром станет получше.

Утром, в дополнение к остальному сумашедствию, я понял, что ненавижу свою работу. Этот бессмысленный корпоративный дух, этот офис, рутинное переизобретение велосипедов. А особенно бедж на бедре — политкорректный эквивалент выжженого тавро на заднице. Нас ведь много, ранчер должен знать, свой скот, или чужой. И если такое чувство имело бы смысл на фоне какой-нибудь усталости, которая лечится отпуском, то мой отпуск только что закончился, так что надежды на исцеление никакой.

Чудом досидев до обеда, я решил изменить хоть что-то. Постричься что ли? Было бы прикольно налысо, и татуху набить на плечо, и пирсинг в ухо… Но можно начать с просто постричься.

В обед в храме причёски народу практически не было, очереди — вообще никакой, так что я быстро вписал своё имя в список (они потом пробивают по базе как стричь) и уселся на самом виду с самой мрачной из доступных мне морд. Уже через минуту ко мне подбежали:

— Бурум-бурум?

— Чё?

— Бурум-бурум? (смотрит в листик с распечаткой)

— Госспади, когда вы уже научитесь произносить моё имя. Да, он самый, делайте из меня Апполона уже.

Мадам из одной из стран бывшей Югославии усадила меня возле зеркала и принялась изучать инструкцию к причёске.

— У вас тут написано, что по бокам единичка, а сверху — два. А оно не мало?

— Это я просто зарос, оно обычно сильно короче. Если в прошлый раз стригли так же, то всё правильно.

— Ну ладно.

Она достала машинку и принялась меня как-то удивительно болезненно кромсать. Я был настолько ошарашен происходящим, что едва не пропустил момент, когда участки кожи по бокам головы стали открываться дневному свету. Те самые, которые дневного света не видели никогда.

— Мадам, а вы точно уверены, что по итогу я должен выглядеть именно вот так?

Почему-то мадам побледнела . Я на всякий случай тоже. Она прыгнула к распечатке и протянула её мне:

— Это вы?

— Не, тут написано Бурум-бурум Хамейни. Моё имя ближе к слову «Павел», но произнести его практически никому не удавалось, так что я не удивился, когда не получилось и у вас.

Пока парикмахерши причитали и решали, что же теперь делать, а я медитировал на слово «бля», стала вырисовываться следующая картина. Ровно передо мной заходил какой-то мужик. Тот самый, Бурум-бурум. Зашёл, записался, и исчез. А потом появился я. Имя тоже странное, рожа тоже мрачная, что я, что мадам, английским владеем неохотно, вот и получилось то, что получилось.

Пока я гадал, оставлять на чай, или нет, меня достригли, помыли, погрели лицо горячим полотенцем, надушили, пропитали каким-то лосьоном, сделали массаж спины и шеи, и не взяли не цента, разрешив тем самым «чаевую» диллему. Самое прикольное, что стрижка мне понравилась. Не сам процесс, а результат. Меня так стригли в Минске, и я уже начал думать, что в суверенной Канаде подобное постригательное искусство было утеряно. Ан-нет, нужно было просто назваться чужим именем.

С тех пор прошла уже почти неделя. Я всё ещё ненавижу свою работу и всё ещё с легкой брезгливостью отношусь к канадской действительности. Но стало немного легче. То ли грипп отпускает, то ли стрижка помогла. Если последнее, то всё ещё остаётся вариант набить татуху или сделать пирсинг, потому что всё ещё надо что-то поменять. Или вакансии посмотреть. Звучит старомодно, но тоже может сработать. И есть тут ещё один план…

Гриппозное безумие и бесплатная канадская стрижка: 6 комментариев

  1. Был такой же период и в моей жизни, после чего я купил билет домой, послал прораба на … и вылетел из Хитроу на Радзiму.

  2. У меня мысль «что я здесь делаю и зачем?» была первых пару месяцев. Теперь иногда посещает другая, особенно, когда думаю съездить на Родину в гости: «хули я там забыл».

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *