Два года канадской эмиграции

The Lumberjack Song

Я тут с удивлением обнаружил, что в Канаде мы живём уже 2 года. Можно было бы сказать «как быстро летит время…», но это сильно попахивает старостью, поэтому просто расскажу, как оно.

Короткий ответ — никак, и в этом слове на самом деле скрывается очень важный смысл: всё неизвестное и непривычное, наконец, закончилось. Всё стало обыденным. Отношения с официалами — банками, страховыми и прочими — уже давно улажены. Мы знаем, где лучше покупать пиццу или куда съездить на выходные. Есть любимые места, где можно погулять. Есть круг знакомых, к котором при желании можно напроситься в гости. Даже взаимодействие со случайными людьми больше не заставляет меня выискивать кусты для отступления, а разговор «О, а вы тоже говорите по-русски? Меня зовут…» — больше не подвиг. Мы оканадились.

То, что потерялось от переезда, постепенно отрастает заново, и уже почти не болит. Например, на первых порах мне очень не хватало мест, с которыми связаны какие-то воспоминания. Тот самый кусок леса, где мы чересчур сильно отметили шестнадцатилетие, или любимое болото. Но вот позавчера я шёл по тропинке в магазин, и вспоминал, что она ведёт в наш первый дом, в которым мы провели первый год, и всего боялись, а по этой самой тропинке я каждый день ходил на работу, и вообще, интересное время тогда было. Чем не памятное место?

Или взять, к примеру, собственную репутацию и биографию, которые остались на той стороне океана. Сначала это сильно капало на мозг: если убрать внешнюю атрибутику, привычный набор действий и ожидания окружающих, то тогда от меня остаётся? Какой я на самом деле? Полезные мысли, но очень не комфортные. Но какая-никакая биография стала отрастать заново, да и зачатки новой репутации пробились.

Где-то год назад шеф осознал, что я не только сайтики умею клепать, поэтому дал любопытных задач, натравил на меня людей из других департментов, и, внезапно, заметный кусок рабочего времени мне теперь приходится разговаривать и объяснять. Да и сама работа стала интереснее. Из фронт-энд девелопера я внезапно превратился в DevOps-CI инженера с облаками и масштабированием, и на конторе, обрабатывающей огромные объёмы данных, это просто обалденно. Отправь меня назад на родину, я бы, честно говоря, растерялся, где искать сравнимую по масштабам работу.

Как-то стала решаться проблема с деньгами. Я же по переезду потерял в деньгах (в покупательской способности), а мне важно, чтобы я гарантированно зарабатывал больше, чем трачу, и даже в случае всяких ЧП выходил хотя бы в ноль. В первое время ради такого приходилось напрягаться и считать копейки (то есть центы), но теперь, два года спустя, мы сидим в хорошем плюсе без какого-либо напряга. Через пол года дела будут ещё лучше, и тогда можно окончательно выдыхать. На дом за миллион баксов, правда, всё равно не хватает, но знающие люди говорят, что со временем будет и он. Мол, в Канаде по другому не бывает. Ну и цены недвижимость у нас, кажется, замедлились. В общем, всё нормально, и будет ещё нормальнее.

Вообще, этот настрой, «всё нормально», проникает везде. Я стал замечать, что часто по городу езжу на машине медленнее, чем разрешает знак, потому что спешить некуда. Да и хорошо же вокруг. Можно замедлить шаг, понюхать, что происходит, понаблюдать за белками (или зайцами, их тьма), лениво поздороваться с прохожими (или не поздороваться), поморщиться вслед громкой музыке из машины, но больше не называть её водителя дебилом (если только он не мешает беседе, иначе точно дебил). Можно позволить себе быть благодушным даже в тёмном переулке, потому что среда вполне безопасна.

Это не значит, что проблем нет. Есть отцовство, брак, первые намёки, что когда-нибудь наступит старость, а ещё раньше — кризис среднего возраста. Есть уйма мыслей и способов подпортить себе жизнь. Просто проблемы больше не связаны с переездом.

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *