Моя канадская работа

My desk

С канадской конторой, которая меня приютила, я удаленно работал 6 лет, так что с этой стороны я ожидал меньше всего сюрпризов. А они были. Вменяемые, но сюрпризы.

Начать хотя бы с того, что на моей минской работе программисты — это основная форма жизни. Да простят меня наши QA’щики, маркетологи и Оля, но основное занятие конторы — делать софт. А мы, программеры, именно этим и занимаемся.

Моя канадская контора делает железки, которые вставляются в машинки, и мы продаем услугу, софт в которой — далеко не основная часть. Поэтому у нас работают люди, которые вставляют микросхемы в коробки, которые делают прошивки для микросхем, которые пишут сервера и фронт-энд, сэйлзы, юристы, служба поддержки (легион их!) и, разумеется, маркетологи. Из привилегированной касты я перешёл в категорию красноглазиков, которые занимают угол у двери, налегают на колу в неимоверных количествах и делают баги. В мои-то годы, блин.

К тому же в Минске я уже входил в категорию ветеранистых программистов и мог изображать понты и прогонять программеров-деток с газона.

А тут с ветеранистостью напряг. У нас есть 2 программера, которым за полтинник. Вопреки моим стереотипам, они не используют перфокарты и еще не ходят под себя. Я же, в целом, попадаю где-то в средний возраст. Это среди программистов. Среди конторы я — малолеточка. У нас есть кадры, которые помнят Адольфа Алоисовича, и, шаркая и потрескивая артритом, рассекают пространство между столами.

Из хорошего, до работы мне добираться 18 минут. Пешком. По трэйлу. Трэйл — это замечательный кусок природы, который местные умело вписывают между домами. Снаружи он выглядит как мусорный бак с вывеской.

Trail entrance

Но дальше — исключительная красота.

Trail

Trail continued

И так каждое утро. Солнечных дней тут намного больше чем Беларуси, так что идти на работу, как правило, удовольствие. Можно послушать птиц, посчитать зайцев (рекорд — 6), потаращиться на незнакомые растения.

Но я отвлекся.

Канадская контора, как и минская, сама удерживает подоходный налог. Но я сам должен дать номер банковского счета, куда переводить баблос. Когда нужно дать денег помимо зарплаты — вернуть за самолет или арендную машину — выписывают чек. У меня таких уже 2 🙂

Зарплата — раз в месяц. Можно иногда работать с дома, но нужно предупреждать заранее. На практике народ предупреждает за час. «Ой, к нам сантехник приедет в десять, я поработаю с дома.». Всякие экстренные внеурочные работы оплачиваются по коэффициенту 1.25.

Очень много времени выделяют на всякие внутриконторские тренинги. Мне, как новичку, нужно пройти внутренний курс по продуктам компании, по разработке, архитектуре всего, что у нас напрограммировано, по работе в поддержке и т п. Раз в 3 месяца проходит часовой тренинг по безопасности. Во время его нужно не спать, и потом поменять пароли. Можно заказывать книги с амазона, и в большинстве случаев контора возвращает деньги. От случая к случаю отправляют на всякие конференции. На следующей неделе едем на Web Unleashed 2015 в Торонто, таращиться на живого Крокфорда.

Есть еще такая штука как on-call. В ближайшие пару месяцев она мне не грозит, но когда я повзрослею, то буду одну неделю раз в 3-4 месяца дежурить со службой поддержки. За это полагается дополнительная деньга, но есть случаи, когда и поработать ночью приходится. От интернета тоже далеко отъезжать нельзя.

Еще одна особенность/отличие — у нас всегда свежее железо и свежий софт. Например, в конце июля выходила 10-я винда. За пару дней до этого на митинге нам напомнили: «а вы помните, что выходит винда?», и на следующий день после выхода она уже у некоторых стояла. Visual Studio 2015 пошла на машины в течение недели после релиза. Самыми последними обновились выходцы из бывшего союза, включая меня. У нас просто не было выбора — какая-то сволочь добавила в проект директивы, специфичные для 15й студии, и поломала компиляцию всем остальным.

На кухне стоит холодильник с колой/спрайтом/всё-что-угодно/соками. По пятницам приезжает бесплатная еда. Она бывает разной, но пицца — самая съедобная. Когда мы приезжали сюда в командировки, то старались наесться до отвала, потому что в гостинице по пятницам ужина нет. Моя командировка закончилась, дома вечерами еда есть, а привычка осталось, поэтому в пятницу после обеда я сплю сидя напротив своих мониторов.

И, напоследок, самое болезненное и самое полезное откровение. Я-то ехал сюда с мыслью, что везу бедным непокорным индейцам свет, таинства разработки на JavaScript и прочие науки. Но, поработав первые пару недель, внезапно понял, что, возможно, я — дятел. То есть мне есть что рассказать местным о скрипте и как его готовить. Код, что я пишу, не хуже, но и не сильно лучше того, что пишут остальные. Но моя способность решать задачи в рамках проекта сильно ограничена фронт-эндом, и вне своей специализации я бесполезен. И как-то грустно очевидно стало, что мой код часто ненадежен и никому, кроме меня, непонятен.

Эта мысль, а также осознание, что на мою местную зарплату я могу позволить себе меньше, чем в Минске, дали хорошего пинка под мою заславкую задницу и уже 2 месяца я усиленно штудирую доступную профессиональную литературу (благо, контора оплачивает), и тренируюсь темными канадскими вечерами.

Такие вот дела.

 

Моя канадская работа: 8 комментариев

    1. Юра, всё не так плохо 🙂 Я ведь уезжал с уже хорошей программистской зарплаты, и жить в Беларуси сильно дешевле, чем за бугром. Продукты по цене сравнимы, но еда — не основная статья расходов. К тому же, в семье я работаю один и мы только въехали в пустой дом, нужно покупать машину и конскую страховку к ней, и т п.
      Через пару лет мы вернемся в докризисный уровень и поползем дальше наверх 🙂

  1. 🙂 ЗП — фигня, потрескивающие артритом почтейнийшие личности, которые помнят Самого!…. Вот это впечатляет. Как и 6 зайцев за 18 минут пешкодрала до работы. 🙂

  2. Паша, удачи тебе! Ты уже большой молодец, что перебрался (вернуться можно всегда). Ты видишь свои зоны для развития, а значит при должном усердии ты наверстаешь, а там и ЗП подтянется 🙂

    1. Спасибо Саша! В плане развития эмиграция вообще находка. Видение себя, привычные роли, да и личная история в новой обстановке и людях теряют смысл, и чаще приходится быть собой. Оно пройдет, конечно, но прямо сейчас быть собой познавательно и очень непривычно 🙂

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *