О корпоративных собраниях и алкоголе

Корпоративное собрание

Раз в месяц все человеки на нашей конторе собираются в конференц-зале послушать Главного. Событие называется company meeting и предназначено для того, чтобы держать пролетариат в курсе последних событий жизни конторы, и куда вообще мы движемся.

Такие собрания обычно в радость. Во-первых, они всегда проводятся в пятницу где-то за полтора часа до конца рабочего дня, и поэтому автоматически становятся концом рабочей недели. Во-вторых, можно посмотреть, кто же вообще у нас работает. Народу всё-таки много, и разработчики лишь одна из форм местной жизни. Есть еще железячники, юристы, маркетологи, служба поддержки, люди, которые наклеивают наклейки на коробки, и представители прочих древнейших профессий.

Ну и самое главное, можно послушать много почти инсайдерской информации. Сколько фирм мы скупили (за последние 4 месяца — только две), сколько новых патентных троллей засудили (+1) и куда вообще движется корпоративный мир.

В этот раз всеконторский сбор был немного особенным. Дело в том, что прошлой осенью наш предводитель был назван предпринимателем года Онтарио. Онтарио, напомню, самая густонаселенная провинция Канады. По этому поводу к нам приехала гендерно-сбалансированная (2♀ + 2♂) делегация то ли из муниципалитета, то ли еще откуда, но, в общем, какие-то суровые люди, которые участвовали в судействе этих самых предпринимателей. Леди в костюме вручила предводителю торжественный брусок с надписью и прочла речь.

Мой внутренний белорус скептически отнесся ко мнению, что это наша общая награда, а потом и вовсе ощутил легкий когнитивный диссонанс, когда услышал, что именно благодаря предпринимателям, в Канаде есть инновации, рабочие места и экономический рост. С фразой-то я согласен, но в мозгу постоянно что-то щелкает, когда я пытаюсь вложить её в уста каких-нибудь анонимных представителей мингорисполкома или, чего уж мелочиться, Батьки. Даже сейчас, как только воображаемый батька откроет рот, так вместо «дарагие маи» слышу «давиць як вшывых блох». Наверное, что-то не так со мной.

Традиционно, после таких посиделок, контора проставляет пиво с лёгкими закусками, и народ, весело звеня «будвайзером», разбредается играть в пинг-понг, бухтеть и готовить лося. В этот раз я решил не отбиваться от нового коллектива, и, найдя, какую-то стайку, влился и начал рассказывать об опасностях жизни в Синеокой.

— А знаете, а вот у нас в Беларуси пить на работе незаконно, — заявил я, и начал ждать причитаний в ответ и чего-нибудь про тиранию.

— А у нас тоже нельзя.

Пока я выкашливал алкоголь из дыхательного горла, безымянный канадец продолжил:

— Тут есть трюк: есть работодатель ставит пиво работнику, то это противозаконно. Но если работник сам приносит пиво — без проблем. Скорее всего это бухло принёс кто-то из наших, для безопасности.

— Но как же свободная страна и прочее? Зачем государству вмешиваться в дела частной фирмы? Мол, если синячить в офисе для вас работает, вы платите налоги, то и флаг вам в руки. — недоумевал я.

— Оно так, но, во-первых, проставляя бухло работникам, юр лицо может выступать как распространитель алкоголя, а для этого нужна лицензия. А во-вторых, были случаи, когда кто-то вмазал на работе, сел за руль, переехал столб, и предъявил иск работодателю — что же вы мне-то такси не вызвали. Он может и на стороне нажрался, но кто ж выяснять будет. Проще запретить.

Я до сих пор пребываю в удивлении. Неприятно ведь, когда всё жизнь демонизируешь своё правительство, а потом выясняешь, что оно не одиноко в своих начинаниях. Может, права моя бабушка-активистка.

О корпоративных собраниях и алкоголе: 2 комментария

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *