Про хотение назад в Беларусь (иногда)

Березки

Хотя жизнь в суверенной Канадии, в общем-то, вполне себе налаживается, всё равно время от времени в голову приходит мысль вроде «Блин, ну какого чёрта мы тут делаем? Может, ну его?».

Приходит не только мне. Даже наш трёхлетний обормот, который большую часть своей жизни видел Беларусь только на карте, регулярно предлагает бросить всё и махнуть в Минск к бабушке.

Причин сомневаться в том, правильно ли мы поступили, переехав в Канаду, навалом.

Во-первых, растить двоих детей без компании родственников — тяжело. Ну просто очень тяжело. Оказывается, бабушка — это не только вязанные носки, но еще и бесплатная няня. Или вот хочется выпустить ребенка во двор к детям, которые говорят на его языке. А никак. Мало тут таких детей.

Во-вторых, переезд в капитализм не вылился в переезд в землю обетованную. Да, уровень жизни повыше, люди поспокойнее, да и по дороге домой с электрички нет риска получить в табло (привет, Заславль!). Но при всём при этом Канада — это обычная страна. С обычными людьми, своими косяками и собственными идиотами. Ладно, правительство более предсказуемое, можно за новостями совсем не следить. Но в остальном — просто страна.

Да, и быть программистом в Беларуси, по крайней мере на первых порах, сильно выгоднее, чем за бугром. В Канаде я — обычный работяга, а на родине — айтишник! Лет десять отработал, скопил на домик в лесу за кольцевой, и сделал себе свою Канаду, с блэкджеком и белками.

В-третьих, хотя мы иногда аргументируем переезд в Канаду заботой о детях, мне всё чаще кажется, что этот аргумент — фуфло. Да, некоторые куски моего детства я бы не хотел для своих детей. Но с другой стороны, вырос же! И хотя детство пришлось закат Союза и восход Батьки, полученные навыки и образование весьма и весьма работают в капиталистической Канаде. Вообще, самые интересные и успешные люди у нас на работе — именно эмигранты. Правда, счастливые ли они, непонятно.

Наконец, в окружающей среде очень не хватает воспоминаний. И какой-то ритуальности, что ли. В Беларуси я мог ездить в знакомый кусок леса под Заславлем, шляться по нему и думать: «Вот где-то тут мы отмечали Андрюхин 16й день рождения, где я начал и через пару часов навсегда бросил курить. А вот там у нас был поход. А где-то там мы с родителями фотографировались. А тут бункер второй мировой…».

Или вот если становилось грустно от того, что мёртвых родственников больше, чем живых, можно было съездить в специальную деревню под Оршей, где в березнике есть камень, на котором мы когда-то сидели с мамой, и сразу получить какую-никакую связь с поколениями. А когда мне становится грустно в Канаде, я смотрю на глобус, и мне становится еще грустнее.

Под такой настрой действительно можно было бы паковать чемоданы. Опять же, к счастью, в семействе такие мысли в голову приходят нам по очереди, так что в каждый момент времени дома есть хоть один здравый человек. Даже если ему три года, а в руках любимая игрушка — вантуз.

Во моих размышлениях и сравнениях Беларусь-Канада есть очень большой косяк. Мой белорусский уровень жизни — аномалия, никакими талантами и заслугами не обеспеченная. Каком-то непостижимым образом в гордой Республике Беларусь возник забугорный спрос на профессию программиста, в которую я случайно встрял, и эта профессия теперь позволяет зарабатывать на порядок больше денег, чем в среднем по стране. Это, конечно, здорово, но как-то слишком фантастично, чтобы рассчитывать на это всё жизнь.

Блин, да я в 11м классе вообще подумывал пойти в оптическое приборостроение, пока отец не предложил идти сразу в заборо-строительный. «Ты же в детстве любил программировать. Вот и иди в программисты». Если бы он был в тот день в плохом настроении и промолчал, я бы сейчас протирал фары где-нибудь на МАЗе. Возвращаться и рассчитывать, что всю жизнь будет везти? Не знаю.

Отсутствие привязанных воспоминаний к здешним местам тоже слабый аргумент. Всё-таки одни воспоминания уходят, а другие приходят. Забыл же я ту замечательную в зеленую клетку рубашку, которую носил в детский сад. Ритуальный камень в деревне, конечно, побольше будет, но я его и в Беларуси раз в год-полтора видел. С такой частотой можно и билет на самолёт купить.

В общем, нужно перетерпеть. Все знакомые говорили, что первые несколько лет — самые тяжёлые. А у нас только второй идёт.

Хотя это я сейчас такой спокойный и рациональный. Все-таки на работе денег добавили, умным назвали. Через месяц-другой эйфория пройдёт, и буду снова пялиться на картинку с зубром и Лукашенкой на фоне берёзок.

Про хотение назад в Беларусь (иногда): 6 комментариев

  1. Поржал! а и по дороге домой с электрички нет риска получить в табло (привет, Заславль!)- про это, как то, не в курсе.
    А Андрюхину Днюху никто не забудет!
    За кардоном тяжело морально, тянет домой. Как не крути, а РАДЗИМА зовет!

    1. Курсе на третьем шёл с электрички, и через дорогу от рынка на тротуаре три паренька размышляли за жизнь. Когда мы поравнялись, ближайший развернулся и молча попробовал зарядить мне в лицо. Я тогда руку его успел отвести, его товарищи не вмешались, так что дальше он просто побухтел, и мы разошлись.
      Никогда не видел их до этого, никогда не видел после. Просто у кого-то было хорошее настроение.

  2. А я вот абсолютно не понимаю пафосных изречений о родных березках, каких-то друзьях-родственниках и тырпыр… Климат наш не люблю совсем, природа бедная и некрасивая, с родней не общаюсь, друзей нет и не нужно )) А вот все остальное тут на дух не переношу ))
    Поэтому мечтаю уехать в цивилизованную страну…Эх, завидую Вам белой завистью. А Вы счастья своего не понимаете…

  3. Нужно тебе ящик Аливарии привезти в следующий раз, чтобы «акклиматизация» проходила не так болезненно 😉

  4. Смотри держись там Паулик. С такими мыслями можно и сорваться и через 10 лет рвануть домой. Махнув рукой, мне и дома хорошо.

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *